Меня всегда волновал вопрос становления и реализации человека в профессии. Я решила написать серию статей о людях, которым удалось пробить стеклянный потолок карьеры и выйти на качественно новый уровень в профессии и жизни.

Сегодня хочу познакомить вас с Анной Нарышкиной, которая точно знает: WhatsApp Image 2020-08-11 at 12.48.15истина в вине. Именно она создала винные карты для ресторанов Июль, Варвара, сети ресторанов Че-дор, организует гастрономические выставки Italian week и Gastreet, а также управляет сетью винотек «Каудаль»

— Анна, привет! Огромное спасибо тебе за эту встречу, а встречаемся мы с Анной за бокалом прекрасного тосканского вина, которое она выбирала лично, и расскажи, пожалуйста, как ты пришла в профессию?

— Привет, Маша! Спасибо за приглашение, я о своей работе могу говорить бесконечно, ты знаешь. Начну немного издалека. До прихода в «Каудаль» я успела некоторое количество лет проработать в ресторанах, ночных клубах, гостиницах. Последним пунктом в этом списке стал Radisson. Почему я, собственно, в Radisson? Там был невероятный управляющий F&B (Food and Beverage Department. — Прим. ред.) отделом Джованни Луна. Он заводил всех, отвечал за множество ресторанов. Я во всех них работала, и мне всегда казалось, что он рядом! Удивительно, как его энергии хватало покрывать все этажи, все рестораны. Когда Джованни перевели в Radisson в Сочи накануне Олимпиады, без него все разрушилось в одну секунду. Это была причина, по которой я решила уйти из Radisson, но я уже понимала, что хочу заниматься алкоголем. Причем крепким алкоголем. У меня было представление, что это очень эффектно: маленькая девушка и крепкий алкоголь.

С «Каудалем» вышло интересно. На тот момент (2013 год) у «Каудаль» был единственный акционер и он очень трепетно относится к набору сотрудников, лично собеседовал каждого. Ты приходишь на собеседование, перед тобой садится команда бутика и они все с тобой общаются. И этот акционер после двух минут разговора говорит: «Нет!». Улыбается, но говорит: «Нет!». Отказ, конечно, выглядел не так жестко, это были предложения в духе «Может, вы пообщаетесь с коллегами и придете дней через десять?». Через десять дней снова отказ, причину мне не называли. Я так три раза приходила через десять дней. Когда пришла в четвертый, этот акционер сказал менеджерам: «Что вы мне ее всё приводите и приводите? Ну, тогда да».

— Ты понимала причину отказов?

— В его понимании я была недостаточно доброй. Как человек военный, он не понимал, встроюсь ли я в их иерархию, не видел меня в ней. Я показывала на интервью совсем не то, что он хотел видеть. Мне хотелось показать, как много я знаю, умею, KPI и все прочее. Ему же нужен был человек неопытный, которого можно взять под крыло, «взрастить».

— Ань, с какой целью ты вот так по-настоящему «пробивала» «Каудаль»? Это была компания мечты?

— Ты знаешь, я на это смотрела иначе. Для меня все развивалось очень органично. Мне же не говорили решительно «Нет!». Говорили, мол, сейчас нет, приходите позже. И я приходила. Тем более, что приходила я не под конкретную вакансию, а просто написав на почту «Каудаль», отправила им свое резюме и мне перезвонили с приглашением прийти.

— Но ты же выбрала для себя каким-то образом именно «Каудаль»?

— Я ходила на работу в Radisson пешком и, проходя мимо МИДа, все время встречала глазами бутик «Каудаль». Даже не заходила ни разу. Вино меня не интересовало, я была поклонницей джина (смеется. — Прим. ред.). При этом  я понимала, что за винным домом «Каудаль» стоит крупная оптовая компания, увидела уровень, поднимающий «Каудаль» над любой условной сетью винных магазинов. Решающим фактором было то, что я пришла и, увидев этих людей, поняла, — я хочу быть на них похожей.

 — Ты как-то меняла свою стратегию от встречи к встрече?

— Конечно, с каждым разом ко мне приходило понимание, чего от меня хотят. На первую встречу я пришла в коротком платье и на высоких каблуках. У меня были черные волосы, такая роковая брюнетка, а «Каудаль»  — это мягкие, милые девушки. Кстати, решающим стал наш разговор о театре. По словам того акционера, это единственное человечное, что он от меня услышал. То есть ему важно было увидеть меня, как человека, и когда я начала говорить про Таганку, актеров, мою любовь к театру, меня увидели, как часть команды «Каудаль».

 — Аня, как человек, который не ждал милостей от природы, сам вышел на работодателя, что ты можешь посоветовать тем, кто ищет работу прямо сейчас?

— Я против золотых рецептов, это уже Тони Роббинс какой-то. Как человек, который и нанимает, и нанимался сам, могу сказать: когда ты ищешь работу, ты должен понимать, чего хочешь. Тебя об этом и спрашивают на собеседовании. Не про то как ты поднимешь продажи, а про то, что ты хочешь, именно ты: в этой должности, в этой компании. Если человек на том конце стола видит заинтересованность искреннюю, он тоже откликается.

Ты должен быть инициативным. Очень много людей не инициативных, но сладко говорящих шаблонными фразами. Как правило, так делают люди, которые уволились с какой-то внутренней обидой. Человеку кажется, что его не понимают, он хочет руководителя умнее, людей рядом умнее. Я это прекрасно понимаю, сама увольнялась из «Каудаля». Это ложный путь. Даже если от вас ничего не требуют, то, как правило, ничего и не запрещают. Ты всегда можешь реализовать себя, а не просто искать работу ради работы. Сразу честно говорите, что вы умеете и чего хотите. В моем понимании, это честно. На одной и той же позиции один человек не делает ничего, а другой делает все. Поэтому инициативность действительно решает.

 — Расскажи про свой опыт увольнения из «Каудаль» и возвращения в компанию. Такое нечасто бывает.

— Ты знаешь, это шикарный опыт! Очень многих людей это стопорит, они боятся возвращаться на ту же работу и чаще всего не из-за предлагаемых условий, а человеческой гордыни. Я не считаю это ни переступанием через себя, ни отсутствием каких-то принципов. Если я уже устраивалась в «Каудаль», что мне мешает сделать это снова?

Вообще, история про «искать работу», в моем понимании, случается в первые два трудоустройства. Потом всё зависит от того, что у тебя за плечами. Не бывает абсолютно гладкой карьеры. У меня были моменты, когда мне приходилось что-то перетерпеть. Раньше близким людям, у которых кризис в работе, и они хотят что-то изменить, я бы посоветовала сразу уходить. Сейчас я сторонница того, что эту ситуацию надо проработать. Иначе она будет повторяться снова и снова, в любой компании, на любой должности. Так же как не проработанные внутренние конфликты водят нас по кругу.

Плюс подумайте, как здорово, уходя из компании, использовать ее, как подопытного кролика. Попробовать всяческим образом поизвращаться. Вы можете попытаться ответить руководителю или коллегам так, как никогда бы не решились, опробовать какие-то приемы, о которых вы читали в книгах и не применяли. Вы же уходите, что вам терять? Мало того, проработав эту ситуацию, вы даже можете остаться в компании.

 — Классно! Аня, напоследок, скажи, пожалуйста, какой твой следующий шаг в карьере?

— Это зависит от нескольких обстоятельств, в том числе от того, буду ли я заводить детей. Если это случится, то это будет какой-то небольшой бизнес-проект, если нет, то карьера в корпоративной культуре. Многое будет зависеть от ситуации на рынке. План-факт я составлю в конце года.

Беседовала Мария Сафронова.

%d такие блоггеры, как: